Нефть России
номинанты в категории «Менеджер» — о бизнесе и жизни :: Бизнес :: РБК

номинанты в категории «Менеджер» — о бизнесе и жизни :: Бизнес :: РБК

В шорт-лист Премии РБК вошли 23 человека в шести номинациях. Одному из них аудитория присудит приз зрительских симпатий. Номинанты в категории «Менеджер» — в обзоре РБК

Проголосовать за одного из номинантов можно на странице Премии РБК

​Лейла Маммедзаде, экс-глава группы «Сумма»

  • Я много книжек читала об управлении, а в любой такой книжке написано, что надо команду тянуть, награждать, брать вину на себя и все окупится. У меня с первого дня была концепция, что вина команды — это моя личная вина. А победа команды — это победа игроков внутри команды. Мне нравилось промоутировать людей, и это тоже оказалось совершенно не советским стилем управления. В Советском Союзе начальник всегда прав, а виноват всегда подчиненный.
  • Это удивительно, но в русских компаниях ценится агрессивность. Существует миф о «жестком менеджере». Когда приходишь на интервью к любому русскому крупному руководителю, он всегда тебе говорит: «Я хочу жесткого руководителя». Не спросишь ведь почему — и отвечаешь: «Да, я очень жесткий человек».
  • В западных компаниях первый приоритет — построение команды и получение результата. То есть работа долгосрочная. У нас нет ставки на длинную работу — и это понятно. Через 10 лет ты из миллионера можешь превратиться в человека со средним достатком. Тебе не нужны результаты через 5 лет, тебе нужно выкрутиться сейчас, сегодня.
  • Прежде чем меня перевели в Лондон, я считала, что по-английски говорю очень хорошо. Но в Лондоне поняла, что часто просто не понимаю, чего от меня хотят мои менеджеры. Сильный акцент. Никто не говорит медленно, никто не повторяет задание, никто не использует простых слов. Тогда я придумала, что просто не буду брать трубку, когда мне звонят с заданием. У меня всегда стоял автоответчик. То есть появилась возможность записывать сообщения и прокручивать их несколько раз. Ночью поработать, а утром сделать вид, что на задание потратила не больше получаса. Понятно, это такие детские хитрости. Но мне было 22, и я боролась за себя как могла.
  • В России, к сожалению, не всегда любят растить команду. Чаще всего хотят взять менеджера, который все может, все знает, такого условного волшебника. Вот он придет и каким-то образом за полгода совершит революцию. Когда ты пытаешься получить быстрые результаты, ты получаешь их за счет разрушения долгосрочной целостности.
  • Мне очень не нравится, что сейчас в России на Запад смотрят как на врага и перестали принимать технологии не только технические, но и технологии управления, восприятия жизни. Мне повезло, что в момент моей ранней молодости была абсолютная, тотальная свобода.
  • Нет ничего интереснее нефти? Эта фраза работает в основном в России. Должны развиваться и индустрии, где ценен интеллект и воображение. Нефть по большому счету — это грязь, которая позволяет нам быстро передвигаться на машинах. Вот и все.
  • Жизнь меня сделала антикризисным менеджером.
  • Я не собираюсь никого предавать или бросать в тяжелый момент. Я считаю, что эти вещи важнее, чем возможность заработать кучу денег.
  • Несмотря на то, что большая часть моей профессиональной жизни сложилась в Европе и США и я гражданка Азербайджана и Нидерландов, с 2010 года я работаю в России. Считаю, что мало где в мире есть такие возможности для профессионального и личного развития, как в России. Поэтому, безусловно, долгосрочно я строю свою карьеру здесь.

Цитаты по материалам Forbes Woman, РБК

Денис Долматов, генеральный директор CarPrice

  • В мире существует около 50 клонов Instagram и более 40 — Uber. Пока предприниматели думают, адаптировать зарубежные идеи или ждать вдохновения на собственную уникальную, копикэты двигают экономику.
  • Что должны предпринимать компании, если конкуренты копируют их? Скажу на своем опыте. После того, как мы вышли на рынок в 2014 году, у нас самих появились копикэты — схожие по бизнес-модели онлайн-аукционы. Как мы к ним относимся? Положительно. Мы понимаем, что на рынке должна быть конкуренция. Это дает уникальную возможность: взглянуть на своей бизнес со стороны.
  • Каждый проект уникален, как бы он ни пытался следовать за своим прототипом. Бизнес развивается, ищет свои уникальные преимущества и пути развития и наступает уже на собственные, а не чужие грабли.
  • Если бы предприниматели из ложной скромности не брали чужие идеи за основу просто потому, что они уже существуют, экономика развивалась бы гораздо медленнее. Это общий вопрос глобализации — границы открыты как информационно, так и физически, и поэтому идеи перетекают так же, как и товары. Делайте копикэты, друзья, не стесняйтесь!
  • Проблемы начинаются тогда, когда у тебя люди не те — ничего не умеют или ничего не хотят, или умеют и хотят, только не того, — либо у тебя рыночный продукт абсолютно ошибочный, и ты буксуешь, у тебя ничего не получается, потому что и не должно было. К счастью, ничего подобного в CarPrice у меня не случилось.
  • У меня чуть ли не врожденная потребность — любое действие сразу проверять на сбалансированность. Если стартап-менеджеру что-то, например, эмоции, подсказывает, что надо рвануть вон в ту сторону, он рванет, иначе он ни одного проекта не запустит. А человек, который следит за правильным соотношением факторов, обязан проверить, нет ли дисбаланса.
  • Выбрать степень приложения усилия — самое сложное. Наверное, это одна из главных компетенций генерального директора. Если он ею обладает, то не давит, не берёт на себя слишком много, а отдаёт ровно столько, сколько нужно, и выслушивает ровно тогда, когда нужно.
  • Мне не хотелось бы сказать однажды: «Так, всё, теперь решаю я один». Это значило бы, что я не доверяю людям и лишаю их права голоса.
  • Если сейчас я все брошу и запущу свой проект, то буду первым на деревне или первым на улице. Идею, которая вывела бы меня в число первых хотя бы в стране, я до сих пор не придумал. А заправлять складом или держать 25 автомобилей, или управлять 37-ю кафе меня не тянет.
  • Я никогда не доволен результатом, так как всегда ставлю перед собой крайне амбициозные цели, до них трудно дотянуться. У нас шикарная динамика по сравнению с рынком, на фоне бенчмарков и результатов конкурентов, все KPI меняются в нужную сторону. Но мне никогда не нравится, с какой скоростью.
  • У среднего японца напрочь отсутствует гибкость, присущая российскому клиенту. Запускаешь у нас по телевизору рекламу: «А я продал машину в CarPrice!» — и тут же заинтересованные зрители думают: «Что-то новенькое, пойду попробую». Ну, а если ты начинаешь давать рекламу чего-то нового и неизвестного в Японии, то люди рассуждают так: «Будут живы через десять лет — тогда подумаю и, может быть, схожу к ним».
  • Через двадцать-тридцать лет мы с тобой будем сидеть под дубом и пить коктейли, потому что ни моя, ни твоя работа никому не будет нужна, искусственный интеллект заменит всё.

Цитаты по материалам Forbes, VC.ru

Борис Добродеев, генеральный директор Mail.Ru Group

  • Я недавно подумал, что MRG всегда шла вслед за развитием интернета. На заре онлайн был про коммуникации — и у нас появилась почта, потом люди стали больше развлекаться в сети — и у нас появились онлайн-игры.
  • В интернете главный капитал — это люди, и традиционная управленческая бюрократия с ними не работает.
  • В любой социальной сети есть маленькая доля авторов и большая доля читателей. Я читаю. Это как в известном анекдоте про чукчу, только наоборот — я не писатель, я читатель. Мне так комфортнее.
  • По сути, целеполагание в бизнесе должно происходить из видения. А видение должно происходить в том числе на цифрах, на анализе, на работе конкурентов и их аналогов.
  • Для меня действительно важна рабочая этика. То, как человек относится к своей работе, как он ей отдается, горит ли делом.
  • Я действительно считаю, что ситуация меняется стремительно, что конкуренты никогда не спят. Скорость и гибкость — это одни из тех ноу-хау, которые интернет принес в мир, управленческий мир и мир экономики.
  • В интернете не работают долгосрочные стратегии. Наша стратегия — это гибкость. Мы формируем систему взглядов, которую можем периодически пересматривать.
  • Мы постоянно бросаем вызов своим концепциям, может быть, даже трехмесячной давности, и можем пересмотреть взгляд на тот или иной рынок, поэтому всегда говорим: «Никогда не говори «никогда».
  • Мы любим конкурировать не только на внешнем рынке, но и внутри. Конкуренция — путь к эффективности. Никто не должен бронзоветь и считать, что, раз уж он занял какое-то направление, оно будет развиваться вечно, даже если оно теряет пользователей и не приносит никакой выгоды. Эта постоянная конкуренция очень сильно стимулирует. В конечном счете выигрывают как сама компания, так и пользователь, который получает самый оптимальный и эффективный инструмент.

Цитаты по материалам Ведомости, Коммерсантъ

Алексей Сорокин, генеральный директор оргкомитета ЧМ по футболу «Россия-2018»

  • Что такое — самый дорогой чемпионат мира в истории? Новое шоссе от центра Нижнего Новгорода до аэропорта, например, это считать расходами на чемпионат мира? Да, гости будут им пользоваться, но местные жители пользуются им сейчас и будут пользоваться еще 100 лет. Все равно всё это было бы сделано рано или поздно. Просто это сделали к определенному сроку и в тех регионах, которые примут чемпионат мира. Так многие страны и развиваются — проектами. Вот это и есть очередной проект.
  • Самое главное, что все-таки не умер [продвигая заявку на ЧМ]. Я действительно заболел малярией и, самое главное, не сразу понял, что заболел именно ей. Было много поездок, и одна из них была в Анголу, где проходил конгресс КАФ. И я просто забыл про эту поездку…
  • Очень часто Виталий Леонтьевич Мутко, начиная совещание с регионами, говорил фразу: «Вот представьте себе: к вам приезжает 15 тыс. бразильцев или 15 тыс. чилийцев (тогда мы еще не знали, естественно, кто отберется)». Тогда это казалось какой-то абстракцией — ну какие 15 тыс. бразильцев в Саранске? А оказалось 20 тыс. перуанцев в Саранске.
  • Давайте представим, ну сколько может приехать? Ну миллион, давайте по максимуму возьмем. А миллион и приехал в итоге. И мы спокойно это провернули. Аэропорты справились. Города справились.
  • Мы наконец получили возможность рассказать правду о нашей стране, лишить наших соседей или дальних соседей предубеждений в отношении России, показать, что у нас красивая, добродушная и гостеприимная страна. Мы показали, что умеем принимать гостей.
  • Самая символичная фотография, которую я видел, — это трибуна английских болельщиков. Несколько английских болельщиков держат маленькие плакатики, видимо, наскоро нарисованные, — своеобразное послание тем, кто решил не приезжать в Россию: You need to be here.
  • Мне кажется, если бы можно было как-то кристаллизовать доминирующую идею [по результатам ЧМ] в обществе, то мы поверили в собственные силы.
  • Проектная работа всегда имеет конец. Тем она и отличается от стабильной. Эта работа не для всех. Она для ивент-фриков — такой я термин недавно услышал от коллег.
  • Я лично и многие мои коллеги всегда были противниками внесения каких-то политических элементов в футбол. И мы всегда останемся противниками этого. Это неправильно.
  • Идея [предложить подать заявку на ЧМ] родилась из размышлений-споров-фантазий в духе: «А давайте!» — «Да ну, ты шутишь, что ли…» — «А может, все-таки?» — «Ну может». — «А не замахнуться ли нам?» — «Хорошо, давай попробуем. Но вряд ли поддержат». — «А может, поддержат!»
  • Все два года после принятия решения мы занимались тем, что убеждали мир: мы сможем. В сознании международных спортивных чиновников, представителей крупного бизнеса должны были слиться воедино три слова: «Россия», «чемпионат», «возможно».
  • Успех — категория недолговечная, он существует в моменте и так же быстро испаряется, как появляется.
  • В детстве, когда меня спрашивали, кем хочу быть, я отвечал: пешеходом. Хотел обходить всех и что-то кому-то говорить. Вроде так в итоге и получилось.
  • Без работы я не могу. Всегда завидовал людям, которые могут уехать на дауншифтинг. У меня через какое-то время возникнет паника.
  • Пожалуй, самый интересный вопрос, который меня сейчас волнует, — как чемпионат мира изменит нашу страну. И изменит ли? Вот это действительно интересно. Футбол объединяет абсолютно всех, обладает колоссальным энергетическим зарядом и способен повлиять на страну гораздо сильнее, чем любой другой вид спорта. Насколько рост популярности футбола сможет изменить нас как нацию?

Цитаты по материалам РИА Новости, Ведомости, Спорт-Экспресс, Сноб

Юлиана Слащева, председатель правления киностудии «Союзмультфильм»

  • У меня самой трое детей, у моих друзей просто огромное количество детей, и все они с нетерпением ждут каждую новую серию «Простоквашино». Здесь важно понимать, что мы снимаем для детей. Все эти споры, интернет-баталии, о которых вы говорите, — из мира взрослых, которые пока составляют более половины аудитории нового «Простоквашино».
  • Как только у детей появляются собственные гаджеты, они делают выбор в сторону другого контента — «Смешариков», «Фиксиков» и других. Нам нужно делать мультфильмы, которые дети будут искать и смотреть сами, а для этого там должны быть гаджеты и все современные реалии.
  • Знаете, у нас пока нет задач перегнать Walt Disney, есть задача вернуть нашему зрителю любовь к российским мультикам.
  • Я лично очень большой сторонник патриотизма, но не голословного ура-патриотизма, а на самом деле любви к тому, что мы можем, что мы умеем, любви к родине, любви к тому, что мы умные, талантливые, образованные люди.
  • В любую страну, куда я сейчас приезжаю по теме мультипликации, мне везде говорят: ну, наверное, у нас технологии более продвинутые, чем у вас, мы умеем хорошо подхватывать, копировать, технологизировать, но все креативные идеи — у вас, в России, самые умные и образованные люди — у вас. Поэтому, конечно, для того, чтобы зарабатывать какую-то международную репутацию, нам надо сначала полюбить то, что мы умеем делать сами, по-настоящему начать этим гордиться. Я очень горжусь российской анимацией, и не только тем, что сделал «Союзмультфильм».
  • Мне никогда не бывает лень. Я не знаю, что это такое. Все окружающие, включая мою семью, удивляются. Мой муж в шутку говорит друзьям: «Мне остается только плыть по течению. Смотрите — она все взяла на себя!»
  • Я получаю драйв от того, что делаю. Когда я с детьми — получаю драйв от детей, когда на работе — получаю драйв от работы. В любом случае, впервые за многие годы я, наконец, нашла этот баланс.
  • Я начала работать в 16 лет. В 17 я уже зарабатывала больше, чем моя мама, которая воспитывала меня одна.
  • Моя тревожность связана с тем, что какие-то обязательства я точно не выполняю: я просто физически не могу все это покрыть. Близкие мне говорят: «Да сбрось ты с себя часть этой ответственности, ты сама ее на себя взвалила!» Я так не могу. Иногда я пробовала расслабиться и чего-то не делать — и сразу все идет не так, как надо.
  • Понимаете, дело в том, что самым главным в такой ситуации является способность руководителя принимать жесткие, иногда непопулярные решения. И в этом я действительно мастер — думаю, поэтому и выбрали [руководителем Союзмультфильма]. Где еще найдут таких безбашенных смельчаков с опытом управления мировыми компаниями?
  • У нас есть серьезная задача идти в международную аудиторию. Но для этого надо сначала самим полюбить то, что продаешь. Невозможно никому продать то, что ты не любишь.
  • Я часто не согласна с очень многими решениями Министерства культуры и доношу это до всех, до кого я могу это донести, и до министра в том числе. Но в целом я понимаю, какой это сложный участок. Врагу не пожелаешь быть министром культуры. Когда я слышу просто отвлеченные рассуждения, что он все делает неправильно, я все время думаю: «Сели бы вы на его место на год, я бы посмотрела».
  • Меня нельзя назвать циничным наемным менеджером, потому что все за, что я берусь, — это дело жизни, а иначе я не возьмусь. У меня было очень много предложений после СТС, но я ни одно не приняла, хотя многие были существенны в деньгах. Для меня «Союзмультфильм» — это социальный проект, это почти как возглавить благотворительный фонд.
  • Первой задачей, которую я должна была решить, когда пришла в «Союзмультфильм», это вывести киностудию из кризиса. Считаю, что это сделано.
  • Те, кто смог за 220 тыс. руб. за минуту сделать хорошую авторскую короткометражку, это практически боги. Они точно останутся с нами надолго, их надо вести дальше, давать им еще возможность снимать авторское кино, потом еще авторское, а потом попробовать поставить их на тот сериал, на который они сами захотят прийти.

Цитаты по материалам Реальное время, Коммерсантъ, Elle, Forbes Woman, BBC, РБК

Источник



Добавить комментарий