Нефть России
Худайнатов вернул ВТБ привлеченные на покупку нефтяного бизнеса $4 млрд :: Бизнес :: РБК

Худайнатов вернул ВТБ привлеченные на покупку нефтяного бизнеса $4 млрд :: Бизнес :: РБК

Представители ВТБ, Сбербанка, Альфа-банка, Газпромбанка и Худайнатова отказались от комментариев. Raiffeisenbank (его российская «дочка» входит в топ-15) не участвовал в рефинансировании, сказал РБК его представитель. Представители Россельхозбанка, МКБ, «ФК Открытие», Росбанка, ВБРР, Промсвязьбанка, Совкомбанка, «Пересвета» и АБ «Россия», а также Unicredit пока не ответили на запросы РБК.

Валютный долг и девальвация

В 2012 году Худайнатов покинул пост президента «Роснефти», около года поработал в компании при новом руководителе — Игоре Сечине, а в августе 2013 года уволился, чтобы создать частную Независимую нефтегазовую компанию (ННК). Ее бизнес, вероятно, строился на кредиты, говорил «Коммерсанту» знакомый бизнесмена.

В 2014 года Худайнатов купил у семьи Мусы Бажаева свой самый дорогой актив — нефтяную Alliance Oil. В апреле 2014 года компании объединили активы в совместное предприятие, а через полгода Худайнатов выкупил долю партнера. На эту покупку давал деньги ВТБ. Какая структура получила заем, неизвестно. Это акционерный долг, заемщик — один из офшоров бизнесмена, рассказывает собеседник РБК, близкий к «Нефтегазхолдингу» (так стала называться ННК летом 2017 года). Согласно отчетности ВТБ, в апреле 2014 года банк выдал кредиты юрлицам-нерезидентам почти на $4 млрд.

Через три месяца после покупки Alliance Oil стоимость нефти упала почти вдвое, до $57 за баррель, а рубль подешевел в полтора раза, до 54,5 руб. за доллар. Больше 60% долга Alliance Oil было номинировано в долларах, стоимость обслуживания подскочила на четверть, а компания получала лишь 37% выручки в валюте. В такой ситуации Alliance Oil с чистым долгом в $1,9 млрд и долговой нагрузкой в 2,8 EBITDA (по данным компании) с трудом обслуживала займы. Кроме денежного потока компании других существенных финансовых источников для обслуживания кредита ВТБ у Худайнатова не было, говорит источник, близкий к «Нефтегазхолдингу».

В последние годы Худайнатов продавал активы и просил господдержки для проектов ННК. В 2015 году он запрашивал 78 млрд руб. из ФНБ на крупный Пайяхский проект на Таймыре. В 2017 году ННК продала четыре актива НОВАТЭКу и «Роснефти». В конце 2017 года ВТБ, по информации «Ведомостей», разрешил Худайнатову два года не платить проценты и тело по кредиту в $4 млрд, но банк это опровергал. Глава ВТБ Андрей Костин неоднократно говорил, что ННК обслуживает кредит.




Худайнатов пригласил BP в проект в Арктике на $5 млрд




В 2017 году Худайнатов учредил новые компании: угольную «Коулстар», газовую «Саратовгаздобыча», а также «Югорскую нефть», но данных о финансовом положении первых двух в СПАРК нет, а последняя в 2017 году показала убыток. Чистая долговая нагрузка Alliance Oil по итогам девяти месяцев 2018 года, по данным компании, выросла до 4,2 EBITDA, а по оценкам аналитика ING Егора Федорова — больше: она увеличилась с 2,9 EBITDA по итогам 2014 года до 5,5 EBITDA. Худайнатов снова просит государство поддержать Пайяху и зовет в проект инвестора — британскую BP. Одновременно подумать о новых проектах в России BP предложил и президент Владимир Путин, а инфраструктуру для транспортировки нефти с Пайяхи может построить «Роснефть».


Фото: Егор Алеев / ТАСС

Новый старый кредит

$4 млрд — большой кредит даже для ВТБ, говорит бывший менеджер крупного банка. Если по нему была предоставлена отсрочка по выплате тела долга и недавно она подошла к концу, ВТБ пришлось бы реструктурировать кредит, и в этом случае доначислить резервы. «Реструктуризация кредита в пользу заемщика, как правило, ведет к ухудшению категории качества», — напоминает Рыбалкин из S&P.

В случае рефинансирования кредиторы могут снова предоставить отсрочку на выплату тела долга и другие льготные условия, ведь формально для них это новый кредит, указывает бывший банкир.

Чтобы синдицировать кредит такого размера, банкам нужно уложиться в норматив Н6 — выдать одному заемщику не больше 25% собственного капитала, напоминает аналитик Raiffeisenbank Денис Порывай. Но есть практика, когда некоторые банки обходят требование Н6, выдавая кредит управляющей инвесткомпании в качестве сделки РЕПО, а она дает деньги заемщику, говорит он.

Долговая нагрузка в 4,2 EBITDA считается высокой, но некоторые компании живут с нагрузкой и в 7–8 EBITDA, говорит аналитик АКРА Василий Танурков. По оценке Федорова из ING, за год EBITDA Alliance Oil упала на 23%, до $311 млн. «Короткий долг ($611 млн по итогам третьего квартала 2018 года) лишь на 25% покрывается денежными средствами на счетах ($163 млн). Обычно такой долг должен покрываться денежными средствами минимум на 100%», — объясняет аналитик. Но у компании не должно было возникнуть проблем с рефинансированием долга — положительный свободный денежный поток на 30 сентября 2018 года составил $200 млн, заметил он.

Худайнатов сможет обслуживать новый кредит на $4 млрд, но выплата тела долга будет отложена на несколько лет, прогнозирует Танурков. Выплачивать тело долга бизнесмен, вероятнее всего, сможет через несколько лет, если запустит промышленную добычу на Пайяхских нефтяных месторождениях с запасами свыше 160 млн т нефти на Таймыре (резервы — около 500 млн т нефти), полагает он. Пайяха — сложный по геологии проект, и для его разработки компании, безусловно, понадобится господдержка, говорит собеседник в компании — партнере «Нефтегазхолдинга». Государство может помочь «Нефтегазхолдингу» построить инфраструктуру и предоставить льготы на первом этапе разработки месторождений — это нормальная практика, считает Танурков.

Источник

Добавить комментарий