Нефть России
почему экономическая помощь России не спасет Мадуро :: Мнение :: РБК

почему экономическая помощь России не спасет Мадуро :: Мнение :: РБК

Морально-этические соображения

Безотносительно спорной легитимности Мадуро, фактом остается доведение экономики страны до полного развала.

ВВП Венесуэлы относительно 2012-го упал в два раза, если считать по паритету покупательной способности, а если в долларах, так более чем втрое. Инфляция в десятки процентов в год, характерная для последних лет правления Уго Чавеса, при Мадуро превратилась в гиперинфляцию уже с миллионами процентов. Простой дефицит базовых товаров перерос в тотальный. В больницах не хватает стандартных лекарств. Крупное промпроизводство практически мертво.

Блэкаут в марте, когда практически вся страна на несколько дней лишилась электричества, был объявлен властями диверсией со стороны США. Мы не знаем, так ли это, но развал энергетической системы Венесуэлы был очевиден и раньше. Во всяком случае, начиная с национализации крупнейших энергетических компаний в 2007-м. Чависты тогда установили сверхнизкие цены на электричество. Потребление, как и следовало ожидать, резко выросло (в соседней Колумбии оно в расчете на душу населения в три раза ниже). Почти бесплатный ресурс никто не экономил, а власти не инвестировали в поддержание инфраструктуры. В итоге получили постоянные блэкауты и развал зависимой от нормального энергоснабжения промышленности (еще в 2006-м Венесуэла производила 175 тыс. автомобилей в год — сейчас около нуля).

Фактически страна в состоянии гуманитарной катастрофы. Любая помощь режиму в этом контексте — это увеличение страданий венесуэльцев.

Кстати, морально-этические аспекты ситуации были предметом дискуссий и в США, до момента введения жестких санкций против Мадуро в 2019-м. Американские финансовые компании были активными инвесторами в гособлигации Венесуэлы и облигации нефтяного госмонополиста PDVSA, так как доходность по этим бумагам была исключительно высокой — 30-40% годовых в долларах (сейчас, впрочем, большинство эмиссий в дефолте). Многие экономисты в США, например, выходец из Венесуэлы Рикардо Хаусманн, упрекали крупные компании вроде Goldman Sachs, в поддержке режима за счет ограбления простых венесуэльцев. Хаусманн называл купленные американцами венесуэльские бумаги hunger bonds (облигациями голода) и утверждал, что такая форма поддержки режима аморальна. Сейчас в рамках санкций покупка этих облигаций американскими резидентами запрещена.

Прагматические соображения

Абстрагируясь от юридических и морально-этических вопросов, можно посмотреть на перспективы поддержки режима Мадуро в исключительно прагматических рамках realpolitik.

По всей видимости, режим обречен и его поддержка просто бессмысленна (хотя чисто гуманитарные поставки, например, лекарств, оправданы). В январе 2019-го США ввели санкции против венесуэльской нефтяной компании PDVSA. Ее активы на территории США заморожены. Также фактически блокирована возможность привлечения внешних займов государством и PDVSA.

До введения санкций экспорт нефти Венесуэлой составлял около 1,2 миллиона баррелей в день (мбд). Из них почти половина, 0,6-0,5 мбд приходилась на США. Сейчас поставки в Америку полностью блокированы. Миллионы баррелей венесуэльской нефти находятся на танкерах в Мексиканском заливе и не могут разгрузиться в портах США.

США были главным источником живых денег для режима — второй основной покупатель венесуэльской нефти, Китай, фактически получал поставки в счет погашения кредитов. Единственный оставшийся крупный покупатель, расплачивающийся деньгами при покупке венесуэльской нефти — Индия. Однако крупнейший индийский нефтепереработчик Reliance уже заявил об ограничении покупок нефти из Венесуэлы.

Перенаправить экспорт нефти другим покупателям вряд ли удастся. В этом случае США могут ввести экстерриториальные вторичные санкции против импортеров венесуэльской нефти по образцу Ирана.

Но даже если предположить, что покупатели найдутся, возникают иные сложности. Венесуэльская нефть сверхтяжелая, и для транспортировки ее необходимо разбавлять сверхлегкими сортами. Традиционный источник этого разбавителя — в основном поставки из тех же США, которые сейчас прекращены. Можно искать других поставщиков, но логистические сложности в условиях санкций будут слишком велики.

В результате санкций и последствий мартовского блэкаута производство нефти в Венесуэле обвалилось до 0,9 мбд при том, что десятилетие назад было около 3 мбд, а в позапрошлом году — около 2 мбд. Доля нефти, проданной за живые деньги, а не в счет уплаты долгов, упала еще значительнее. Между тем, почти 100% валютных поступлений для Венесуэлы — это экспорт нефти, без этих денег режим не сможет закупать даже базовое продовольствие.

Венесуэла зависима не только от импорта продовольствия. Например, до 50% бензина до введения санкций тоже закупалось в США, так как свои НПЗ приведены в почти полную негодность. Пока еще хватает старых запасов, но скоро они будут использованы. И это при том, что и до санкций бензин был в острейшем дефиците. Когда дефицит топлива станет критическим (по всей видимости, уже весной), встанет транспорт, дизель-генераторы в госпиталях и на основных объектах инфраструктуры.

Вряд ли венесуэльские власти смогут долго продержаться без внешней поддержки. При этом немногие серьезные державы, признающие режим Мадуро, вроде Китая, подчеркнуто дистанцируются от оказания какой-либо масштабной помощи Каракасу.

С чисто географической точки зрения какая-либо масштабная помощь Венесуэле со стороны России исключительно проблематична — в отличии от той же Сирии. Самолет долетает до Каракаса минимум за 14-16 часов. А с территории США — всего 2-3 часа лета. Поддержание снабжения по морю или по воздуху будет связано с гигантскими логистическими сложностями и материальными затратами. Тем более, что все соседние страны не поддерживают режим Мадуро.

Аргумент о защите российских инвестиций в стране также сомнителен. Во-первых, судя по всему, остаток по долгу Венесуэлы перед Россией и российскими госкомпаниями не столь уж масштабен, во-вторых, по долгам есть залоги, в том числе за пределами территории Венесуэлы, в-третьих, и это самое главное, сложно представить себе, что страна в текущем состоянии способна расплатиться. Вероятно, у России будет больше шансов вернуть свои деньги, когда новый режим обратиться за помощью к МВФ.

Источник

Добавить комментарий