Нефть России
Армия в Судане низложила президента и пытается наладить диалог со страной

Армия в Судане низложила президента и пытается наладить диалог со страной

Последний президент-долгожитель Арабского Востока ушел 11 апреля в историю. Омар аль-Башир, пришедший к власти в Судане в результате военного переворота, пал его жертвой 30 лет спустя. История страны, состоявшая в постколониальную эпоху из череды военных переворотов и затяжных гражданских войн, начала новый отсчет. И снова с приостановки действия едва введенной конституции, роспуска основных институтов государственной власти, введения режима чрезвычайного положения и комендантского часа. Но в этот раз не военные были инициатором событий, они, судя по всему, лишь перехватили инициативу. Получится ли у Судана, которому ни разу не удавалось пойти по пути демократических реформ, выбраться из тяжелейшего кризиса и завершить намеченные преобразования?

Полный коллапс

На созванной на следующий день после переворота пресс-конференции глава политкомитета Военного совета, взявшего управление страной в свои руки, генерал Омар Зейн аль-Абидин начал с того, что попытался оправдать действия армии. «Мы приняли решение об изменении ситуации, кода она зашла в тупик, — заявил он. — Это был не переворот, кризис в стране потребовал всеобъемлющих решений, основанных на требованиях протестующих на улице». При этом армия фактически признала, что в тяжелейшей ситуации, в которой оказалась страна, она пока не очень понимает, как ей выбраться из кризиса, и заявила о готовности идти на диалог со светскими силами, политическими партиями и международным сообществом. «У нас нет мгновенного решения экономической ситуации, но мы будем работать над ним, — указал аль-Абидин.

Между тем новым временным властям, которые определили себе два года для переходного периода и наведения порядка в стране, предстоит решить слишком много задач. После того, как в 2011 году отделился Южный Судан, большая часть месторождений нефти отошла к нему, и доходы Судана от нефти упали почти в 10 раз. Расходы бюджета на $5 млрд превышают доходы. Ситуацию усугубляют частично действующие санкции. Не спасает критическую ситуацию и начавшаяся разработка месторождений золота. Особо отягчающим фактором является коррумпированность Судана — он занимает 172-е из 180-и мест в мировом рейтинге с крайне низким индексом восприятия коррупции.

После частичной отмены санкций США в 2017 году в стране появилась надежда на послабления, но уже на следующий год по рекомендациям МВФ были введены жесткие экономические меры. Чиновничий аппарат должен был затянуть пояса, но даже закрытие части зарубежных посольств и урезание финансирования на содержание министерств и ведомств не помогли сэкономить на бюджете. Власти вынуждены были отпустить курс национальной валюты, что привело к ее резкому обесцениванию, урезать субсидии на пшеницу, что обернулось быстрым и значительным ростом цен на хлеб и муку, начался дефицит основных продуктов питания. Всего за несколько месяцев инфляция в стране выросла на 70%, а национальная валюта обрушилась по отношению к доллару с £18 до £60 за $1. В условиях, когда половина населения живет за чертой бедности на фоне безмерного обогащения правящей верхушки, раздражение народа достигло точки кипения, и в декабре 2018 года начались хлебные бунты, которые быстро начали приобретать политическую окраску.

Судьба президента

Правящая элита не придала этому большого значения, тем более, что акции протеста носили спорадический и немассовый характер, хотя ими уже были охвачены многие города. Но уже тогда нашлись силы в армейском истеблишменте, которые задумались над справедливостью требований народа. А профсоюзы, являющие в Судане силу, способную мобилизовать, продолжали поднимать людей. Под давлением народных выступлений 23 февраля Омар аль-Башир вынужден был распустить центральное правительство, отправить в отставку глав провинций, покинуть пост главы правящей партии и объявить на год чрезвычайное положение. Парламент позднее сократил срок его действия до полугода. Однако его попытки «отделаться малой кровью» и хитростью, особенно в свете маячивших в 2020 году выборов, провалились.

6 апреля в Хартуме началась одна из крупнейших акций протеста. Формально она была приурочена к годовщине бескровного военного переворота в Судане 6 апреля 1985 года и свержения исламистски настроенного президента Джафара Нимейри. Но был еще заразителен и пример Алжира, где всего за несколько дней до этого после полутора месяцев протестов народ, пусть и с опорой на конституцию, но при поддержке армии сломил сопротивление еще одного арабского долгожителя Абдельазиза Бутефлики, который ушел в отставку. Многотысячная толпа суданцев по призыву профсоюзов двинулась к штаб-квартире главного командования ВС, организовав там бессрочную забастовку. И армия впервые за все время вмешалась в происходящее, запретив силовикам применять силу против протестующих.

В основе внутриполитической дестабилизации в Судане лежат две основных составляющих — коллапс экономики и полнейшая деградация авторитарного режима аль-Башира. Когда стало ясно, что ни то, ни другое уже не подлежит реформации, военные взяли ситуацию в свои руки, тем более, что офицеры среднего и низшего звена уже начали переходить на сторону протестующих, а раскола в своих рядах армия допустить не могла. В ночь на 11 апреля Омара аль-Башира убрали.

Придя «с мечом» под тем девизом, что «демократия, которая не может прокормить свой народ, недостойна того, чтобы продолжать свое существование, от «меча» президент и пал, когда не сумел накормить народ. По некоторым данным, он пытался вылететь из страны накануне вечером в одно из соседних государств, но самолет не пустили к взлету. Аль-Башир оказался под арестом «в руках армии», как заявил бен Ауф в ходе исторического обращения к нации несколько часов спустя.

Дальнейшая его судьба неизвестна, вероятно, аль-Башира будут судить. На родине. На данный момент армия категорически заявила, что не собирается выдавать экс-президента зарубежным структурам и, в частности, Международному уголовному суду в Гааге, еще в 2009 году выдавшему ордер на его арест.

МУС обвиняет его в том, что он лично отдавал приказы о подавлении беспорядков в провинции Дарфур и уничтожении мирного населения народностей фур, масалит и загхава. Пять из семи пунктов обвинения касаются преступлений против человечности и два — по военным преступлениям. Все эти годы он ездил только в те страны, которые могли гарантировать ему невыдачу суду.

Кто стоит за переворотом в Судане

Через сутки после переворота глава Военного совета, министр обороны, а с февраля еще и первый вице-президент Авад бен Ауф объявил об уходе с поста главы совета и назначении на этот пост Абдель Фаттаха аль-Бурхана, экс-начальника штаба сухопутных войск, который в феврале стал генеральным инспектором вооруженных сил страны.

Как считают в Судане, именно аль-Бурхан стоит за военным переворотом в Судане и арестом аль-Башира. Причем в своих действиях, не сомневаются суданские комментаторы и аналитики, он опирался на силы быстрого реагирования (спецназ, одно из наиболее мощных подразделений армии) под управлением Мухаммеда Хамдана Дакло, более известного как Хамидти («достойный похвалы»). Эти двое вместе в 2013 году координировали деятельность суданских войск в Йемене, хорошо знают и поддерживают друг друга. Как отмечает в этой связи мавританское независимое новостное агентство Taqaddum, именно «на силы Хамидти последние семь лет опирался свергнутый президент, вкладывая в них средства и возвышая над другими подразделениями армии, чем неоднократно вызывал ревность старших офицеров».

По неофициальной статистике, силы быстрого реагирования, созданные в 2003 году, насчитывают около 40 тыс. человек, большинство ее сотрудников вышли из арабских племен региона Дарфур (проправительственных полувоенизированных формирований «джанджавид», печально известных карательными операциями против мирного населения Дарфура). Под их контролем находится добыча золота в Дарфуре. Сам бригадный генерал Хамидти никогда не служил, не является кадровым военным, а в его биографии важное место занимает торговля верблюдами за рубеж.

Еще в декабре, когда в Судане только вспыхнули народные волнения, Хамидти поддержал требования народа, назвав их справедливыми, и раскритиковал политику правительства. 11 апреля, когда суданцы, а вместе с ними весь мир в течение восьми часов ожидали «важного заявления» армии по ситуации в стране, в прессу просочилась информация о перестрелке в одном из крыльев здания главного командования ВС Судана, в которой погибли несколько военнослужащих. Позднее армейский источник опроверг факт стрельбы, заявив, что солдаты стреляли в воздух от радости. По данным Taqaddum, «задержка первого заявления армии была вызвана тем, что 43-летний бригадный генерал Хамидти диктовал свои условия командующим вооруженными силами Судана, поскольку именно его спецназ в тот момент контролировал все жизненно важные районы Хартума».

О самом аль-Бурхане известно еще меньше. Помимо широко разошедшегося его послужного списка, журналистам известно лишь, что зимой он отказался от предложений аль-Башира возглавить какую-либо провинцию и никогда не стремился в политику. Изданию Sudan News 365 удалось выяснить, что он — потомок одного из президентов страны: его бабушка была из семьи Аль Шейх Аббуд, клана президента Ибрагима Аббуда (1958-1964).

Из 63 лет независимого развития Судан только 12 лет находился под управлением гражданских лиц, остальное время власть удерживали военные режимы. Сейчас армии предстоит не просто накормить народ и запустить экономику, но и заручиться поддержкой международного сообщества, добиться исключения из списка поддерживающих терроризм стран, восстановить финансовую систему, заработать определенный авторитет. И армия демонстрирует решимость идти по пути демократических преобразований к светскому правлению. Неслучайно уход аль-Башира не снизил накал страстей на улице, протесты в минувшие сутки лишь усилились, но назначению аль-Бурхана «улица» обрадовалась.

Спецназ Хамидти тм временем оперативно выдвинул свой план преобразований в стране, который сводится к ограничению переходного периода тремя-шестью месяцами, пересмотру конституции, созданию гражданского правительства и проведению соответствующих международным нормам выборов, а также привлечению к суду коррумпированных чиновников.

Время покажет, удастся ли армии в Судане не наступить на грабли своих предшественников в очередной раз.

Дина Пьяных

Источник



Добавить комментарий