Нефть России
Россия передала Белоруссии план дальнейшей интеграции :: Экономика :: РБК

Россия передала Белоруссии план дальнейшей интеграции :: Экономика :: РБК




Минск увеличил оценку возможных потерь из-за налогового маневра в России




В основе российско-белорусской интеграции — Договор о создании Союзного государства, подписанный в 1999 году. Он предусматривал сверхамбициозную программу экономического взаимодействия, которая при полноценной реализации фактически привела бы к объединению экономик двух стран.

Что предусмотрено Договором о Союзном государстве:

  • единое налогообложение,
  • единое законодательство в экономической сфере,
  • политика сближения макроэкономических показателей,
  • единая валюта с общим центром ее эмиссии,
  • единая ценовая политика, единые тарифы,
  • общий рынок ценных бумаг, включая единые гособлигации,
  • единая денежно-кредитная политика с едиными ставками (по существу общий центробанк),
  • единая торговая политика с общими таможенными пошлинами,
  • единые энергетическая, транспортная и телекоммуникационная системы,
  • единое пенсионное обеспечение.

К настоящему времени созданы только единое таможенное пространство и зона свободной торговли в ЕАЭС, а также намечены контуры единого рынка ЕАЭС. Полностью же открывать свои рынки страны ЕАЭС пока не готовы, а наиболее остро эта проблема стоит на рынках нефти и газа.

Белоруссия хотела бы как можно скорее запустить общий рынок энергоносителей, но единый рынок газа и единый рынок нефти и нефтепродуктов заработают только с 2025 года, согласно текущим договоренностям ЕАЭС. В декабре 2018 года партнеры Белоруссии по ЕАЭС не поддержали ее предложение форсировать создание общего рынка газа и запустить его уже с 2023 года. Минск настаивает, что единые цены на газ были обещаны еще в 1999 году.




Разговор на союзных тонах: почему так долго договариваются Москва и Минск




При этом президент Белоруссии Александр Лукашенко не раз жестко критиковал идеи о дальнейшей политической интеграции. «Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России. Я всегда задаю вопрос: такие вещи во имя чего делаются? Вы подумали о последствиях? Как на это посмотрят в нашей и вашей стране и международное сообщество? Не мытьем, так катаньем инкорпорируют страну в состав другой страны», — говорил белорусский лидер.

Александр Лукашенко

(Фото: Андрей Епихин / ТАСС)

Смысл есть, но возможностей нет

  • Смысл в экономической интеграции с Белоруссией есть, говорит директор Института международной экономики и финансов ВАВТ Александр Кнобель: от снижения барьеров в торговле товарами, услугами, в перемещении капитала выиграют обе экономики. Но это «вопрос частичного отказа от суверенитета», подчеркивает он: «Движение в сторону интеграции так или иначе будет подразумевать передачу части полномочий в наднациональные или межнациональные структуры, и здесь уже вмешивается политика».
  • Россия предоставляет значительную поддержку Белоруссии — в размере 3% белорусского ВВП, это около $2 млрд в год (с учетом скрытых субсидий в энергетике), указывает директор по экономическому направлению Института энергетики и финансов Марсель Салихов​. Сейчас Москва пытается получить что-то в ответ, говорит он.
  • Что касается одного из ключевых положений договора — единой валюты, то переход на нее невозможен без единой денежно-кредитной политики и единого эмиссионного центра, отмечает Кнобель. Однако мало кто отказывается от возможности управления своей валютой.




Лукашенко отказался называть Россию братским государством




  • Успешный монетарный союз может возникнуть только в случае, если между странами уже существует сильная торговая интеграция, говорит профессор Российской экономической школы Наталья Волчкова. Кроме того, структура экономик стран должна быть схожей, но в этом отношении между Россией и Белоруссией имеются значительные различия. «Шоки, которые будут воздействовать на экономики России и Белоруссии, потребуют применения разных инструментов монетарной политики. Исходя из условий, в которых работают обе экономики, ожидать успешного исхода монетарной политики не приходится», — полагает Волчкова.

Готовы ли стороны к более тесной политической интеграции

О зависимости решения экономических проблем от уровня политического сотрудничества Дмитрий Медведев заговорил в конце прошлого года: «Если мы приложим старания к тому, чтобы реализовать договор, подписанный в декабре 1999 года, включая создание структур, которые до сих пор не созданы <…> это позволит нам решать самые разные вопросы, включая вопросы финансово-экономического взаимодействия», — сказал он в Бресте по итогам встречи союзного совета министров.

Политическая часть договора от 1999 года предполагала появление у Союзного государства России и Белоруссии Высшего государственного совета, парламента, совета министров. Из этих структур были учреждены и работают Высший госсовет (его возглавляет Александр Лукашенко, встречи проводятся как минимум раз в году), Парламентское собрание (его возглавляет председатель Госдумы Вячеслав Володин); совет министров также создан и регулярно собирается.




Минфин Белоруссии допустил потерю $10 млрд от налогового маневра в России




В согласованном Парламентским собранием проекте бюджета на 2019 год доходная часть должна составить 7,245 млрд руб., из которых доля России — 3,167 млрд руб., Белоруссии — 1,705 млрд руб. Расходы бюджета в 2019 году должны составить 6,3257 млрд руб.

У союза не появилась общая государственная символика, хотя на общественном уровне попытки выбрать гимн предпринимались не раз. Вершиной союзного строительства должно было стать принятие конституционного акта, в котором были бы определены государственное устройство и его правовая система. Однако в последние годы ни Москва, ни Минск о нем не вспоминают.

«Вся эта дискуссия вокруг интеграции связана не с желанием создать некий более близкий союз или единое государственное образование, а с интересами российского бизнеса в Белоруссии, который хочет установить контроль над крупными белорусскими компаниями», — уверен белорусский политолог, директор аналитического центра «Актуальная концепция» Александр Шпаковский.

Отношения между Россией и Белоруссией традиционно политизируются, когда возникает конфликт хозяйствующих субъектов, пока разницы между традиционно возникающими шумами и нынешней ситуацией не видно, констатирует доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш.

К политической интеграции белорусская сторона не готова, это единая позиция и власти, и оппозиции, и общества, потому что это будет означать потерю суверенитета, чего никто в Белоруссии не хочет, говорит белорусский политолог Валерий Карбалевич. По его мнению, Минск будет идти на различные уловки, чтобы не дать прямого отказа на российские предложения.


Юлия Старостина, Иван Ткачёв, Полина Химшиашвили, Антон Фейнберг

Источник

Добавить комментарий