Нефть России
как российская экономика перестает быть таковой :: Мнение :: РБК

как российская экономика перестает быть таковой :: Мнение :: РБК

Восстановление хозяйства

Огосударствление далеко не всегда ведет к подрыву рыночных механизмов; фактический переход под контроль государства ряда банков и финансовых компаний в США в ходе кризиса 2008–2009 годов не имел подобных последствий. В Европе государственный сектор как субъект хозяйствования вызывает куда меньше критики, чем государство как регулятор, удерживающее крайне высокие налоги и социальные платежи. В России, на мой взгляд, все складывается иначе по двум причинам.

С одной стороны, государство осознанно противопоставляет себя бизнесу и людям, усиливая регуляторную функцию, повышая налоги и считая, что оно лучше выберет приоритетные направления развития. Однако, по мере того как этот процесс обретает все большие масштабы, оказывается, что экономический результат вторичен, куда важнее достижение политических или пропагандистских результатов. По сути, сегодня под маской формально рыночных институтов идет активное восстановление плановой экономики, хотя по многим показателям результативности она и не дотягивает до советской.

С другой стороны, система взаимодействия между бюджетом/госкорпорациями и формально коммерческими организациями, бенефициарами которых выступают чиновники или близкие к ним предприниматели, открывает широкие возможности неформального перераспределения средств в интересах правящей элиты. Коррупционные преступления выявляются ежедневно даже при отсутствии масштабной борьбы с коррупцией, а связки между чиновничеством и бизнесом давно никого не удивляют (можно вспомнить хотя бы аграрные активы семьи экс-министра сельского хозяйства Александра Ткачева).

На мой взгляд, в последние годы в России оформилось движение в сторону экономики, которая исключает бизнес, понимаемый как участие в конкурентной борьбе с непредсказуемым результатом, и основывается на сложной системе формальных и неформальных договорных отношений.

В английском языке термины business и economy имеют предельно расширительное значение, и к ним можно отнести любую хозяйственную деятельность. Однако и в русском, и, например, в немецком существуют довольно четкие смысловые различия между «экономикой» и «хозяйством», Ökonomie и Wirtschaft. Тут нельзя назвать «экономикой», или Ökonomie, натуральное хозяйство, например, как, строго говоря, и контролируемое обществом «народное хозяйство», или Volkswirtschaf. И мне кажется, что применение к российским реалиям понятия «экономика» становится сегодня все более условным. На наших глазах экономика и бизнес исчезают как системные явления, заменяясь хозяйством — процессом производства и распределения благ, основанным на материальной заинтересованности хозяйствующих субъектов, но не на законах рынка. Подзабытый с советских времен термин «народное хозяйство» во все большей мере применим к России, где настоящий бизнес чувствует себя все менее уютно.

Освоение издержек

Какие долгосрочные последствия может иметь трансформация экономики в хозяйство для России и россиян?

Во-первых, это смещение акцента с результата на процесс, завышение сметной стоимости любых предпринимаемых с одобрения власти проектов, несоотнесенность издержек и конечного экономического эффекта, появление массы бессмысленных с точки зрения интересов населения проектов, обеспечивающих успешное «освоение» ресурсов. Процессы эти в последние годы нарастают лавинообразно.

Во-вторых, это тотальное смещение основного внимания с потребителей, что в целом свойственно рыночной экономике, на производителей, как это принято в плановой. Ради этого усиливаются меры таможенной защиты, дается карт-бланш монополистам, повышаются тарифы, устанавливаются стандарты, позволяющие понижать качество товаров и услуг.

В-третьих, это трактовка успешности государства не по объему предоставляемых гражданам общественных благ, а исключительно на основании его способности концентрировать необходимые власти ресурсы. Именно поэтому повышение налогов и пенсионного возраста, равно как и «оптимизация» здравоохранения и образования, становится характерной чертой нашего общества, и поворота вспять ждать не стоит.

И наконец, это полное пренебрежение к побочному эффекту «хозяйственной» деятельности государства и государевых людей: экстерналии в наши дни интересуют властей предержащих даже в меньшей мере, чем в советское время. Лесные пожары в Сибири или разливы нефти на нефтепроводах — лишь одни из немногих тому подтверждений.

Источник

Добавить комментарий