Нефть России
почему глобальное потепление победят не экоактивисты :: Мнение :: РБК

почему глобальное потепление победят не экоактивисты :: Мнение :: РБК

Люди озабочены ухудшающейся экологической обстановкой, и на таком фоне любые природоохранные или рядящиеся под них усилия вызывают симпатию и поддержку. Масштабные кризисы, связанные с атмосферными загрязнениями, очевидны: практически каждый год в Париже вводятся экстренные меры по ограничению автомобильного движения из-за смога; в Пекине и Шанхае уровень смертности от заболеваний дыхательных путей превышает аналогичный показатель Тибета более чем в 50 раз. В России экологические проблемы, нередко принимающие катастрофический характер, охватывают большую часть территории — от Красноярска до Владивостока, от Норильска до Череповца.

Осознать проблему

Но самым важным и причем явно недооцененным я считаю тот факт, что в большинстве стран на протяжении последнего столетия люди нашли пути успешного и эффективного решения экологических проблем. Можно вспомнить международную программу по очищению Рейна от промышленных сбросов и ужесточение экологических норм в Великобритании после великого лондонского смога 1952 года. Экологическая повестка дня обеспечила появление новых отраслей экономики и серьезно модернизировала существующие: можно вспомнить о возникновении альтернативной энергетики, в результате чего доля энергии солнца, ветра и приливов в европейском энергопотреблении выросла с 1,1% в 1980 году до 5,2% в 1999-м и 17% в 2016-м (в Швеции показатель уже превысил 50%), а также о стремительном повышении эффективности традиционных технологий. За последние 30 лет потребление топлива средним новым европейским автомобилем на 100 км пробега сократилось на треть, а потребление нефти и угля в ЕС упало с 1990 по 2018 год на 9,2 и 48,4% соответственно при росте совокупного ВВП стран-участниц более чем в 2,7 раза. В Китае, хотя страна остается крупнейшим потребителем угля в мире, быстро развивается солнечная генерация, обеспечивающая ныне около 2% энергопотребления и способная обеспечить до 10% к 2050 году. Наконец, совсем банальными являются многочисленные примеры, как казавшиеся почти исчерпанными природные ресурсы либо эффективно заменялись новыми, доступ к которым был практически неограничен, либо начинали добываться в нужных количествах благодаря новым технологиям. Иначе говоря: практика показывает, что для человечества практически любая созданная им самим и вовремя осознанная проблема есть проблема решенная.

Известно, что в 1979 году в условиях резкого скачка цен на энергоносители из-за политики ОПЕК президент Джимми Картер установил на крыше Белого дома солнечные батареи, демонтированные по распоряжению его преемника Рональда Рейгана в 1981-м. В то время средняя себестоимость солнечных панелей составляла $76/Вт ($293 в текущих ценах), сегодня в США она не превышает $26/Вт. КПД этих устройств вырос с 14% в 1960 году до 44,5% в 2018-м. Кроме того, в большинстве развитых стран ужесточение норм энергопользования, экологических стандартов и повышение налогов на энергокомпании и автомобилестроительные фирмы идет даже быстрее, чем предполагается Парижским соглашением. С дальнейшим развитием технологий цены на энергию из альтернативных источников могут рухнуть, и проблема использования ископаемого топлива перестанет быть идеологической, превратившись в чисто финансовую. В той же мере, в какой оказались неправы члены Римского клуба, громко объявившие о грядущем дефиците ресурсов, окажутся, скорее всего, посрамлены и те, кто предсказывает сегодня конец человечества от парникового эффекта.

Естественное решение

Механизм адаптации к новым вызовам, сформировавшийся после Второй мировой войны, выглядит относительно понятным, и запускается он не из-за красивых речей Альберта Гора или Греты Тунберг, а прежде всего из-за озабоченности локальных сообществ и национальных властей. Невозможно убедить тот же Китай остановиться в развитии ради борьбы с фантомами, но сами китайцы вполне способны понять, каким ущербом для них чревато несоблюдение современных экологических стандартов. А присоединение России к Парижскому договору никак не повлияет на катастрофическую ситуацию с утилизацией мусора, перегрузкой угля или загрязнением атмосферы токсичными отходами. Люди готовы объединяться ради выживания, а технологические и экономические возможности обеспечивают сегодня все необходимое для противостояния опасным трендам.

В современной экологической повестке существуют два полюса: на первом концентрируются проблемы, которые выглядят неочевидными и средства предполагаемого решения которых формируются естественным ходом экономического развития; на другом — проблемы, явно порожденные деятельностью человека, но пока не порождающие адекватного резонанса. Проблема изменения климата относится к первой категории: если рецептом ее решения является сокращение выброса парниковых газов, можно с уверенностью сказать, что призывы Греты излишни просто потому, что прогресс в использовании возобновляемых источников энергии превосходит самые смелые ожидания. В то же время существуют проблемы второго типа, которые пока не решаются: можно, например, вспомнить о гигантских островах превращенного в мусор пластика, дрейфующих в Тихом океане. В отличие от глобального потепления эта проблема, несомненно, рукотворна, причем нет ничего выгоднее пластиковой упаковки, а отказаться от нее крайне сложно (даже в Европе, где к этому предпринимают довольно радикальные шаги, ее использование выросло в 4,5 раза за последние 30 лет, а утилизация пластиковых отходов в глобальном масштабе не достигает и 10%).

К выбору, который сделала Грета Тунберг, следует относиться с таким же уважением, как к любому другому. Но борьба за сокращение выбросов CO2 на фоне современных экономических трендов во многом выглядит как борьба за то, чтобы каждый день всходило солнце — при полном игнорировании того, какой мир это солнце осветит следующим утром.

Источник

Добавить комментарий